Мемуары партизанского командира — часть 3: о диверсиях на железной дороге и Павле Кожушко

Из книги В.И. Ливенцева "Партизанский край" продолжаем публиковать фрагменты о действиях партизан в Осиповичском районе. 

На стр. 213 своей книги легендарный партизанский командир вспоминает о том, как начинались рейды на железную дорогу и о командире диверсионной группы Павле Кожушко:

Партизанский край

Из леса около д.Брицаловичи отряду пришлось уйти в другое место:

"...Отряд шел на новую базу. Провели глубокую разведку и место стоянки определили за рекой Свислочь, недалеко от деревни Игнатовка. Район наших действий имел свои особенности. В центре его находился большой железнодорожный узел Осиповичи, ежедневно пропускавший по нескольку десятков эшелонов. Разветвленная сеть шоссейных и благоустроенных грунтовых дорог с оживленным движением вражеского транспорта, наличие больших поселков и деревень — все это было непохоже на обстановку, в которой нам приходилось действовать в Октябрьском и Кличевском районах..."

О партизанском движении в Осиповичском районе: "  С этого времени (с 1942 года)  здесь началась активная борьба с немецко-фашистскими захватчиками... Население охотно шло в партизанские отряды. К лету 1942 года в районе появились новые отряды — Владимира Андреевича Тихомирова, Евгения Федоровича Филипских, Кузнецова... К нашему приходу они имели связь с Москвой. Таким образом, в Осиповичском районе образовалось крупное партизанское соединение. К нему примыкали многие мелкие отряды, диверсионно-оперативные группы и подпольные организации. Все они поддерживали тесную связь со штабом Минского соединения партизан, которым командовал секретарь подпольного обкома партии Василий Иванович Козлов. Когда же в ноябре 1942 года организацию подпольных партийных органов и руководство партизанским движением в Могилевской области стал осуществлять уполномоченный ЦК КП(б)Б И. М. Кардович, партизаны Осиповичской зоны связались с ним. Между партизанскими отрядами, оперировавшими здесь, началось соревнование за активизацию боевых действий, за создание невыносимых условий для врага. В отличие от Кличевского района, где отряды развертывали борьбу, имея все предпосылки для создания партизанского края, здесь такой вопрос не ставился. Осиповичский райком партии и партизапские штабы делали главный упор на удары по коммуникациям врага. Решению этой задачи была подчинена не только деятельность партизанских отрядов, но и широкой сети подпольных организаций. Десятки больших и малых групп проникали далеко за пределы района и ни днем ни ночью не давали противнику покоя. Железной дороге уделялось особое внимание. На ней постоянно дежурили по нескольку диверсионных групп. Если эшелон пропускала одна, то подрывала вторая, пропускала вторая — подрывала третья группа. Ни платформы с песком впереди паровоза, ни тихий ход, ни другие предохранительные меры врага не спасали положение — составы с боевой техникой, живой силой и боеприпасами непрерывно летели под откос...

3_1b2b34e3

Войну на рельсах развернула и паша группа подрывников, которая ушла сюда в начале блокады Кличевского района.

011

Только мы переправились через реку Свислочь, как к нам пришел Павел Кожушко. В этих местах он организовал удобную базу и через разведку местных отрядов получал полную информацию о ходе блокады усакинского леса и о продвижении нашего отряда. Его группа уже успела изучить район, познакомиться с режимом охраны железной дороги и наладить связи с местным населением. Кожушко, как всегда, был веселый и довольный результатами своей группы. Он чувствовал себя хозяином здешних лесов.

— А мы думали, что тебя окончательно потеряли,— удивились при встрече в штабе.

— Да что вы? Я уже вам на помощь собирался идти,— пошутил Павел.

— Да вот никак с железкой расстаться не мог.

Кожушко рассказал о проделанной работе, о самочувствии ребят и успел пожаловаться на нехватку мин.

— Ребята почувствовали вкус к работе. Теперь от железки их не оторвешь. Да что нам, малярам, ночью работаем, а днем отдыхаем. А то и оккупантов гоняем. Только мины давайте, больно уж руки у ребят чешутся...

И действительно, Павел Иванович Кожушко все больше стремился до тонкостей овладеть подрывным делом. Да и парни в его группе подобрались превосходные, любящие свое дело: Николай Павлович Мызрин, Александр Васильевич Фалькович, Иван Дмитрович Лавров, Анна Матвеевна Смольникова, Михаил Денисович Зинкевич, Анна Михайловна Чигилейчик и другие. Группа превратилась в своеобразную школу подрывников. В ней потом прошли обучение и закалялись на выносливость все руководители диверсионных групп отрядов. В этой группе овладевали мастерством подрывного дела Александр Григорьевич Судьин, Виктор Израилевич Сикорский, Петр Иванович Гаранин, Василий Георгиевич Пятков, Александр Максимович Власов. Некоторые партизаны, прошедшие эту школу, потом были выдвинуты на руководящие посты. Федор Николаевич Климашонок стал командиром роты, Василий Минович Шкундич — помощником комиссара отряда по комсомольской работе, Иван Иванович Лысак — начальником особого отдела отряда...

Мины, доставленные в усакииский лес самолетами с Большой земли, мы сохранили и вынесли из окружения. Получив их, Кожушко сразу вышел на операцию. Вернулся он злой и разочарованный.

— Не клеится дело, товарищ командир,— заявил Павел.

— Сколько ни ставили мин, ни одна не взорвалась. Сначала считали, что их прислали негодные, да, думаем, этого не может быть. Но к мине все же подойти боялись. Потом рискнули. Смотрим: чека выдернута, механизм сработал, а мина лежит целехонькая, как огурчик. Ставим ее еще раз, и все то же самое...

Оказалось, что в период блокады, когда нам приходилось долго блуждать но болотам и переправляться через реки, взрыватели отсырели. Это пас очень огорчило; мы оказались пород угрозой срыва диверсионной работы. Кожушко ходил сосредоточенный и задумчивый, часто появлялся в штабе, предлагал все новые варианты «оживления» мин: как сменить детонатор, как переконструировать механизм. Но при детальном анализе выяснялось, что его предложения неосуществимы. Павел снова уходил, снова думал. Ведь операции па коммуникациях не должны прекращаться ни на один день! Это понимали все, и все искали выход. Вскоре он был найден. Выручила граната «Ф-1» — обыкновенная «лимонка». Ее механизм мы модернизировали и приспособили к взрывателю мины. Кожушко сразу повеселел и вышел на диверсию. Мины с новым взрывателем прошли испытания на «отлично». Павел вернулся в лагерь с неплохим боевым счетом — три эшелона. В тот же день в отряде собрали все гранаты «Ф-1» и передали подрывникам. Диверсионная работа возобновилась.

011

Вместе с ней ожила и жизнь в отряде. Возле палатки Кожушко всегда было людно. Туда ежедневно собирались десятки партизан для изучения подрывного дела. В отряде появились новые подрывные группы: А. Г. Судьина, П. И. Гаранина, В. И. Сикорского. Партийная организация повела подготовку к тому, чтобы встретить 25-ю годовщину Великого Октября новыми боевыми подвигами..."

Метки , . Закладка постоянная ссылка.

Добавить комментарий